Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru

Розы красные - Паттерсон Джеймс - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Джеймс Паттерсон

Розы красные

Пролог

Пыль и прах

Глава 1

Брайана Паркер внешностью ничем не напоминала налетчицу или убийцу – ее милое, по-детски пухлое личико могло ввести в заблуждение любого. Однако этим утром она осознавала, что убьет, если придется, кого угодно. Насколько это реально, она выяснит ровно в восемь часов десять минут.

Двадцатичетырехлетняя женщина облачилась в костюм цвета хаки, голубую ветровку с эмблемой мерилендского Университета и поношенные белые кроссовки «Найк». Никто из утренних прохожих не обратил внимания на то, как она вышла из своего помятого автомобиля «Акура» и направилась к вечнозеленым кустам, где и исчезла.

Брайана находилась неподалеку от здания «Ситибэнк» в Сильвер-Спринг, штат Мериленд. Филиал банка должен был открыться ровно в восемь – через полторы минуты. Из беседы с Дирижером Брайана знала, что филиал представляет собой отдельно стоящий дом с двумя сквозными проездами по бокам. Окружали его пять крупных магазинов, которые босс обозвал «коробками»: «Таргет», «ПетсМарт», «Хоум-Депо», «Циркуит-Сити».

Ровно в восемь, минута в минуту, Брайана покинула свое убежище в густых зарослях, над которыми вызывающий плакат уговаривал посетить закусочные «Макдональдс», и приблизилась к входу в банк. С занятой ею позиции Брайана была невидна женщине-кассиру, открывавшей стеклянные двери.

Когда та повернулась спиной, Брайана надела на голову резиновую маску с лицом президента Клинтона, пользовавшуюся в последнее время большой популярностью в Америке, а потому, можно сказать, не слишком бросающуюся в глаза. Преступница знала имя и фамилию кассира и внятно произнесла их, приставив револьвер к лопаткам миниатюрной женщины.

– Ступайте внутрь, мисс Джинн Галетта. Потом медленно повернитесь и снова заприте входную дверь. А нам с вами предстоит навестить вашего босса, миссис Бучьери.

Произносимая Брайаной речь была частью сценария, рассчитанного вплоть до пауз между словами. Дирижер предупредил, что ограбление банка должно было проходить строго в соответствии с его планом, от этого зависел успех операции.

– Я не хочу убивать вас. Джинн. Однако мне придется сделать это, если вы не будете в точности выполнять то, что я прикажу. А теперь вам следует начать говорить, насколько хорошо вы меня поняли.

Джинн Галетта кивнула своей коротко остриженной головой с таким рвением, что ее очки в тонкой оправе едва не слетели на пол:

– Да, поняла. Пожалуйста, не причиняйте мне вреда. – Джинн Галетта, тридцатилетняя шатенка, была по-деревенски привлекательна, но ее темно-синий брючный костюм и старомодные туфли прибавляли ей возраста.

– А теперь, мисс Джинн, в офис менеджера, и немедленно. Если через восемь минут я не покину здание, вы умрете. Я не шучу. Мало того, умрете и вы, и миссис Бучьери. И не подумайте, будто то, что я женщина, помешает мне сделать это. Я пристрелю вас обеих, как собак.

Глава 2

Брайана упивалась чувством собственного могущества, и ее будоражила та аура чужого почтения, которая так внезапно окружила ее. Проследовав за дрожащей кассиршей в приветливый вестибюль, который украшали два торговых автомата, она думала теперь о стремительно убегающих драгоценных секундах. Дирижер с полной ясностью и очень подробно расписал план ограбления. Он снова и снова подчеркивал, что все зависит от неукоснительного выполнения его распоряжений.

Минуты значат очень многое, Брайана.

Секунды, значат не меньше.

И даже то, что мы избрали именно «Ситибэнк» для сегодняшнего налета, тоже не случайность.

Ограбление должно развиваться с идеальной точностью и четкостью. Она поняла это, она поняла. По выражению Дирижера успех операции представлялся «с вероятностью 9, 999 из 10 возможных».

Толчком ладони левой руки Брайана направила кассира в офис менеджера, откуда доносилось негромкое гудение компьютера. Затем перед ней предстала и Бетси Бучьери, восседавшая за огромным рабочим столом.

– Каждое утро в пять минут девятого вы открываете свой сейф. Так откройте его сейчас для меня! – рявкнула Брайана на менеджера, которая округлившимися от ужаса и удивления глазами, уставилась на нее. – Открывай! Немедленно!

– Я не могу открыть само хранилище, – попыталась возразить миссис Бучьери. – Оно открывается автоматически компьютером центрального офиса на Манхэттене. И это никогда не происходит в одно и то же время.

Грабительница приставила палец к уху, как бы требуя внимания к тому, что сейчас последует, и принялась считать:

– Пять, четыре, три, два…

После этого она протянула руку к телефону, стоявшему на столе Бучьери, и в ту же секунду аппарат зазвонил. Все шло точно по расписанию.

– Это вас, – чуть приглушенным резиновой маской с лицом президента Клинтона голосом, уверенно констатировала Брайана. – И слушайте внимательно, – протягивая трубку менеджеру, добавила она. Брайана заранее знала, какие слова и кто сейчас произнесет.

Конечно, говорил не сам Дирижер. Голос, который сейчас услышала миссис Бучьери, был страшен своей реальностью и той угрозой, которую принес. Намного страшнее.

– Бетси, это Стив. В нашем доме какой-то мужчина, и он наставил на меня пистолет. Он говорит, что если женщина, которая сейчас у тебя в офисе, не выйдет из банка ровно в восемь часов десять минут с деньгами, убьют меня, Томми и Анну.

– Сейчас уже четыре минуты девятого.

Внезапно голос мужа исчез, и в трубке раздались гудки.

– Стив! Стив! – Из глаз Бетси Бучьери хлынули слезы и покатились по щекам. Она уставилась на женщину в маске, не в силах поверить в происходящее. – Не трогайте их. Пожалуйста. Я открою хранилище. Я сделаю это немедленно, только никого не трогайте.

Брайана повторила послание, которое только что услышала Бетси:

– Ровно в 8.10. Ни секундой позже. И без всяких банковских фортелей. Никакой сигнализации. Никаких меченых денег.

– Пойдемте за мной. Сигнализации не будет, – пообещала Бетси Бучьери. Она уже плохо соображала. Стив, Томми, Анна. Эти имена громким эхом отдавались у нее в голове.

В пять минут девятого они уже находились у дверей хранилища.

– Открывай дверь, Бетси. Время не ждет. Дорога каждая секунда. И для твоей семьи тоже. Стив, Анна, малыш Томми – ведь все они могут погибнуть.

Менее двух минут потребовалось Бетси, чтобы проникнуть внутрь хранилища – стального сверкающего монстра, замки которого напоминали поршни паровоза. Почти на всех полках возвышались пачки денег: такого их количества Брайана не видела за всю жизнь. Женщина открыла два брезентовых баула и принялась складывать в них наличность. Миссис Бучьери и Джинн Галетта в молчании наблюдали, как грабительница забирает деньги. Брайане доставляло удовольствие видеть страх и уважение на лицах служащих банка.

В соответствии с полученными инструкциями, Брайана, складывая деньги, отсчитывала минуты:

– Восемь часов семь минут… восемь часов восемь минут…

Наконец, этап, связанный с пребыванием в хранилище, закончился:

– Я запираю вас обеих здесь, внутри. Не вздумайте произнести ни слова, иначе я запру ваши трупы.

И она подхватила оба черных баула.

– Пожалуйста, не трогайте моего мужа и ребенка, – взмолилась Бетси Бучьери, – Мы же сделали все, что вы…

Не дослушав этого отчаянного монолога, Брайана закрыла массивную металлическую дверь и тут же сорвала резиновую маску со вспотевшего лица.

Время, отведенное ей, истекало. Миновав вестибюль, Брайана руками, защищенными пластиковыми перчатками, отперла входные двери и вышла наружу. Ее так и подмывало со всех ног броситься к поджидавшей машине, но она заставила себя двигаться неторопливой походкой. Можно было подумать, что этим прекрасным весенним утром ее ничто не тревожило. На секунду ей захотелось выхватить свой «шестизарядник» и продырявить дурацкую морду, украшавшую рекламу «Макдональдса», которая взирала на Брайану сверху. Ей требовалось хоть как-то выразить свое отношение к происходящему. Ну, что ж…